тел: 8 (903) 541-35-94
Профессиональная
психологическая помощь

Публикации

Рабство иллюзий
(Истоки наркозависимости)

Нет порока без оправдания, начало всякого из них
скромно и простительно, — зато после он разливается широко.
Позволь ему возникнуть — и ты не покончишь с ним
никакими стараньями.
Сенека.

Мы оказались в очень странном мире, где сами являемся очень странными существами. Окружающая нас жизнь, не вступает с нами ни в какие интеллектуальные взаимодействия. Это затрудняет понимание нашего места в мире. Наличием интеллекта мы ограждаемся от царства природы. Но оставаясь с интеллектом один на один, мы часто теряем вкус к самой жизни. Он заводит нас в немыслимые дебри. Масса проблем возникает благодаря его существованию. То, что возвышает нас над животными, ослепляет наш взор. Мы принимаем интеллект как дар богов, но несем его как самое тяжкое бремя. С одной стороны, вкушая плоды познания, забываем, что мы люди, а не боги. А с другой, невежественно пренебрегаем даром мыслить, пряча глаза от действительности. И то и другое заводит нас в западню. Одной такой западней является мир зависимостей. Попав туда, свобода становится лишь иллюзией. Рабство поглощает психику, наполняя жизнь очень странным смыслом. Став впервые на пороге зависимости, зыбучие пески за этим порогом не кажутся таковыми. Более того, свобода видится настолько близкой и доступной, что границы рабства кажутся размытыми, или не видятся вовсе. Ступив туда, ловушка захлопывается, и попавший туда еще долго не может понять, что это произошло. Но когда это произошло? Многие считают, что с того момента, когда наркотик был впервые попробован. Но на самом деле гораздо раньше. Потенциальной жертвой этой западни становятся до того, когда представился случай употребить наркотик. Ловушка открыта с того момента, когда ситуация выбора «за» или «против» допускается, пусть даже на бессознательном уровне. Может быть, кому-то повезло и случая выбирать: употребить или нет — не выдалось. Но не стоит завидовать этим людям.
Абсурд, но интеллект говорит, что свобода — в выборе. Но ложна свобода, допускающая уничтожение свободы. Какая такая свобода позволяет выбор отказа от себя самой. Где свобода: в выборе, уколоться ли в вену героином, или нет? В возможности выбрать «да» или выбрать «нет»? И где окажется такая свобода, даже если выбор падет сто раз на «нет», а один раз на «да»? Свободные люди «ограничены» в этом выборе, такой «свободы» у них нет, иначе они потеряли бы всякую другую. Живущие трезвой жизнью, не отказываются от «удовольствия» закурить, выпить или уколоться, потому что они даже не выбирают между трезвостью и чем-то еще. Они заведомо знают, что этого делать не будут, не хотят. Точно так, как не выбирают, ходить ли на ногах, или на руках.
Конечно наркотики другое дело, ведь раз попробовав ходить на руках, второй раз не захочется. Повезло тем, кто, задаваясь вопросами употребления, отказался жертвовать своей свободой и выбирал «нет». Трудно понять, что за сила побуждает возникновение этих выборов? Думаю, Фрейд назвал бы её танатосом. Но я не знаю, как лучше назвать то, почему люди отказываются от своей свободы, выбирая табак, алкоголь и другие наркотики. В том смысле, что я считаю, что каждый отказывается от нее по каким-то своим, скрытым даже от себя, причинам. Спросив любого из тех, кто пробовал что-то, что заставило попробовать впервые, или снова начать после долгого воздержания, они скажут — глупость.
Легко судить и умствовать, находясь по другую сторону зависимости. Можно называть это инфантильностью, ребячеством, или незрелостью. Отсутствием рассудительности и здравого смысла. Или недостаточной ответственностью за свою жизнь и не способностью ею управлять. Также можно сказать, что единственно правильное интеллектуальное решение для попавшего на короткую привязь зависимости — отбросить чрезмерный пыл внутренних диалогов и рациональных амбиций, смириться с неэффективностью интеллектуального анализа, оставить его для философов. И просто перестать это делать. А можно выдумывать новые советы и теории, но, несмотря на то, что все эти умствования хороши, мало что может помочь выбраться из этой пропасти.
Задача «жить без сомнений», может оказаться непростой задачей. Если для одного представляется случай найти в себе силы для того, чтобы изменить всё в один момент, то для другого придется взращивать почву для этого. Поскольку я профессиональный психолог может показаться, что здесь я афиширую услуги психолога. Но в действительности, я считаю, что на пути к собственной свободе от всякой зависимости хороши любые способы и любые старанья, будь то помощь психолога, медитация в келье, или физическая работа. Решение проблемы многим видится только в том, чтобы просто какое-то время не употреблять наркотики. Потому, как физическая зависимость уходит, и все кажется решённым. Но, наряду с физической зависимостью, стоит психологическая. Масса людей, избавившихся от физической зависимости и от инстинктивной привычки употребления табака, алкоголя и других наркотиков, снова ступили на этот путь.
Я не уменьшаю значимость силы физической зависимости и привычки. Также ясно и то, что, попробовав раз кайф наркотика на вкус, рефлекторно вспоминаешь возможное удовольствие, и уже трудно удержаться от протянутой папиросы с «хорошей» марихуаной, кайф которой будет сводить с ума добрые пять часов. Можно только догадываться, как съёживает бывшего героинового наркомана от одной только мысли близости к пыли этого философского камня. Не будем ходить далеко. Никотин — быстродействующий наркотик, вызывающий сильнейшую зависимость. И даже по истечению срока восстановления физиологических функций организма, людей может манить непреодолимое желание закурить. Насколько нужно разочароваться в мнимости удовольствия употребления всех этих веществ, настолько же нужно поверить возможность существования истиной радости жизни. Но непонимание удовольствия тех, кто может жить без алкоголя, сигарет и наркотиков и страх потери единственной отрады разжигает сомненья. И это касательно не только проблем зависимости, но и многих других алчущих качеств человеческого существа.
Стать свободным может показаться трудной и невыполнимой задачей, но этого правда можно достичь! Любить этот мир, себя и окружающих. Жить, руководствуясь здравым смыслом и любовью. Зачем тратить силы и единственную жизнь понапрасну, ища счастье и радость в том, где этого нет. Сомневающихся же, могу заверить – счастье есть. Кроется оно в искренних, светлых и добрых проявлениях нашего мира. В сиюминутных радостях и мелочах.

Андрей Блинов 2 февраля 2016 год 56725 0

Болтовня ни о чем

После очередной беседы с моим другом, Николаем, на меня нахлынул поток мыслей. Практически каждая наша беседа, начинается с банальных, бытовых тем, с какого-нибудь простейшего обращения или вопроса. Так, как это обычно бывает у старых знакомых. Каждый раз, разворачиваясь, разговор углубляется, приобретая уникальный характер, вырастает и расцветает с одного зерна. Будто неведомое растение, играет кристаллами цветов на солнце. Иногда мне кажется, что дух самого Флоренского разговаривает со мной устами своего потомка. И как некогда сказал Павел Флоренский о «Исповеди» Льва Толстого, что это лишь болтовня. Так и Коля иногда отзывается о наших разговорах, которые рано или поздно наталкиваются на одни и те же вопросы. А поскольку знание, которое отвечает на эти вопросы, трансцендентально, не мы, не наука, не знает и никогда не будет знать на них ответов. Вот мы и наблюдаем и испытываем проблемы нигилизма, как следствие отсутствия ответов на эти вопросы. Как же тогда этого нигилизма избежать? Доктор Ялом говорит так: «Изобрести проект смысла жизни, достаточно убедительный для поддержания жизни», а после «забыть о факте изобретения и убедить себя, что мы просто открыли смысл жизни, то есть у него независимое происхождение». Казалось бы верно, так, к чему действительно нужно стремиться. Вот только это сублимация и самообман!
Лишь немногие могут рассуждать о смысле жизни и смысле нашей вселенной, но и они будут ошибаться, а подобные рассуждения так и останутся болтовней.

Живешь и кажется, что все идет своим чередом. Так, как и должно быть. Каждый в своей суете. В погоне за благами мира, наслаждениями, удовольствиями. Забываясь в заботах и переживаниях создаем уют семьи или добиваемся власти и развития в карьере. Выкладываясь, отдаём себя полностью и так, действительно по настоящему, всерьез. Так, будто мы проживаем жизнь ради того, чтобы чем-то обладать. Вживаясь в роль, отождествляясь с ней, так, сильно. Забываем про то, что имеем, про то, что не возможно потерять. Выходит так, что «Чешуйчатый зверь «ты должен», искрясь золотыми искрами»*, побеждает сильный и свободный дух. Ослабленный бытовухой, в рабстве у обстоятельств не видящий выхода, загнанный заботами дух. Дух, что в любых обстоятельствах мог бы поднять нам голову и наполнить взгляд невозмутимым достоинством. Проиграл. Проиграл желаниям, предрассудкам и тысячелетним ценностям, того самого дракона. Растратил себя в угаре кайфа и пьянства. Не задаваясь вопросами для чего мы живем и как? Да кому нужны эти вопросы? Зачем находясь в своей, столь привычной рутине, расшатывать этот мирок, задавшись ими. Вопросы, на которые нет ответов: для чего, то, чем является человек, существует на этой загадочной, относительно космических явлений, планете?, и как жить так, чтобы оправдать этот не ясный смысл? Приписываем этому смыслу значения не задумываясь. Карьера, деньги, власть, наслаждения, семья, близкие и даже собственное бренное тело может стать смыслом существования. Человек так любит говорить о свободе, добровольно привязываясь ко многому. И не просто привязываясь, а растворяясь в слиянии, завися всем своим существом, от привычной для него привязи. А что, если нить рвётся? И то, что было частью себя самого, волей рока, мгновенно исчезает.
Потери и утраты, неумолимое время забирающее возможности, предательство и ложь. Крах. Осознание собственной ничтожности. Уходящая почва из под ног. Депрессия и бессонница. Слезы, которые невозможно остановить. Стиснутые челюсти, сжатые кулаки, злость на этот мир. Ненависть. Месть. Ледяное безумие. Самому стать серпом Мары, сделать за нее её работу. Или оказаться на самом краю подоконника. В переполненной ванне предвкушать розовых фламинго. Убиваться мёртвыми мечтами, не сбывшимися ожиданиями, предрассудками, утраченными привычками и привязанностями. Раствориться в боли. С натянутыми нервами дрожащих рук и воспаленных глаз. Упасть на самое дно отчаяния, не суметь оттолкнуться, завязнуть по грудь. Дышать, но не знать для чего и как из этого выбраться. И только страх, животный ужас, холода крови безликого безмолвия, удерживает от суицидального шага. Так просто заблудиться и сделать ошибку. Смириться с проигрышем, опустить голову и погрузиться в отчаяние.

В любом случае, не все потеряно! Восстать духом! Верить! Не так верить, как мы верим кому-то или чему-то, а непреклонно знать. Что всё не просто так, что смысл есть. Пусть не известный, пусть не понятный для нас смысл того, для чего мы живы, существует! Смысл на который всегда можно опереться, даже тогда, когда кажется, что уже ничего не осталось. Да здесь и нет ничего, что мы могли бы потерять, здесь все не наше. «Лишь время ускользающее и текучее дала нам во владение природа»**. Верить и знать, сохранять самообладание, в любое время. А сильный дух свободен даже от веры. Для него не страшно сгинуть, даже если нет другой жизни. Он всегда благодарен случаю, подарившему возможность быть здесь и сейчас. Так что тогда для него победы и поражения, радость и боль, веселье и тревога?, — всё только умозрительно. Любая новость с исполненным достоинством. И вместе с тем. Заинтересоваться, вовлечься. Влюбляться и любить. Восторгаться, дорожить. Придумывать, создавать, стремиться. Радоваться. Плакать, смеяться. И знать…, но забыть, что это сон и что все уже было. Как будто всерьез играть эту жизнь! Наслаждаться своей беспечностью. Смеяться своей глупостью. Верить так, будто знаешь зачем. Быть самим собой. Жить в ладу с собой и окружающим. Брать от жизни все и дарить ей себя. Жить так будто каждый день последний, так, будто уже умер. Просто смотря смерти в глаза идти к ней через время, беспечной, каменной стеной. Невозмутимой надменностью и почтенным уважением встретить и удивить безмолвную. Успеть сказать ей «гоп!», до того, как она дарует освобождение. Будучи готовым к ней, самому встретить смерть на пороге, не дрожа унижаясь своей слабостью и не ища в ней спасенья. Аутентично, полным достоинства и самообладания.

Нужно ли вообще избегать нигилизма? И правильно ли поставлен вопрос? Зачем избегать то, что появилось в заблуждении. Ведь то, что мы не знаем смысла нашего существования и существования нашей вселенной, еще не означает что его нет. То, что мы не можем с помощью инструментов науки и философии ответить на эти вопросы, значит, только то, что эти ответы за пределами нашего понимания. Люди же, устроены так, что не хотят жить бессмысленной жизнью, вот и наделяют, скрытый от нас смысл, найденным смыслом, своих умозаключений. А не находя смысла или же теряя его, погружаются, в этот самый, нигилизм. Поставим вопрос иначе. Как жить с осознанием того, что смысл не известен?, какие приоритеты ставить и на что ориентироваться? Это будет правильнее и ставя вопросы таким образом, мы остаёмся свободными, от того, чем мы живем, будь то семья, дети, карьера, успех, деньги, да что угодно. Так картина мира сдвигается, становясь более приемлемой. Веря в то, что смысл есть, дух, который, до того, маялся в поисках, обманывался, опирался на ложные смыслы, терял их, находил новые, сможет наконец принять факт неизвестности, остановиться, набраться сил и окрепнуть.

*Ф.Ницше — О трех превращениях духа
**Л.Сенека — Нравственные письма к Луцилию

Андрей Блинов 24 июня 2015 год 59904 0

Без дна

Можно ли понять, что такое ничто, как феномен? Существует ли ничто и как оно относится к тому, что есть? Если в пространстве был кто-то или что-то, а теперь канул в прошлое, то это ничто? Или все-таки что-то осталось? Если мы возьмем сосуд и извлечем все оттуда. Что будет? Вакуум? Это ничто? Или быть может это нечто существующее? Ведь вакуум влияет на окружающее, создает напряжение, да и имя у него есть — Вакуум. Вот он, здесь, в сосуде, существует покуда его время не вышло. А что после того, как время выйдет? Разбить об пол. Да вроде теперь он исчез, все. Теперь-то его нет. Или все-таки все еще тут? Задачка.

Кажется естественным то, что не существовало и не существует и есть ничто, а то, что было хоть когда-то — нечто. Ну а после того, как я умру, я стану пустотой? Если меня теперь нет. Не осталось. Сгинул. Исчез. Как и не было. Теперь я ничто? И мог ли я тогда вообще когда-то быть? Ну как же, конечно. Вот ведь тело осталось, теперь оно источник для новой жизни — корм и земля. А где же то, что имело намерение? Где моя воля теперь? Где то, что блуждая, называлось сознанием? Где то, что сознание идентифицировало как Я? Помню, как я подходил к зеркалу и смотрел на себя. Я ли то, что там отражалось? Нечто обтянутое кожей, с редко растущими, в некоторых местах, волосами. Я ли это? Невообразимо удивительное существо с отростками. Эти чтобы ходить, а эти, чтобы хватать. Челюсти и зубы, разрушать и поглощать. Нет, это все не «Я». Но глаза… Когда я смотрел в свои глаза, возникало ощущение, что Я где-то тут, где-то внутри. На миг складывалось впечатление невероятности происходящего, и из этого состояния рождался вопрос: «Что, правда, Я тут?». И как бы ни было странно, могло показаться, что то Я, в зеркале, которое смотрит на меня из глаз, бесконечно, без дна. В какой-то момент, от этой бездонной глубины взгляда, становилось жутко. Нам говорили: «Все что имеет начало, имеет и конец». Значит, если тело умрет, погаснут и глаза? Как же так, я, тот настоящий Я, тот который отражается внутри этих, таких живых, мною, глаз, Умрет?! Я — то постоянное, что в течение всей жизни, в меняющемся с течением времени теле, продолжало осознавать себя, как неизменное «Я», смертно?! Неужели?! Нет. Не может быть. Пустота невозможна. Ведь если я стану ничем, то и появиться я должен был из пустого. Где же логика? Зачем тогда все это? Наука, машиностроение, прорыв на новый уровень. Цифровая техника, передовые информационные технологии. Спутники в космосе, беспроводная связь, двоичная система исчисления, один и ноль… НОЛЬ,… воплощение пустоты. Значит, пустота все-таки есть. Но как пустота может иметь какое-то воплощение? И как на этом может строиться то, что назвало себя наукой? Абсурд. Да не было никогда никакого начала! Не было и не будет конца. И большой взрыв, настолько начало, насколько конец. Всё во вселенной одно, и ничто и нечто. Сон существует, как реальный мир, покуда спишь, так и наша реальность для духа. Всеобъемлющая пустота.

Если я вовлекался в жизнь, растворяясь в социальных процессах, я становился кем-то другим. Ценности, амбиции, комплексы, роли сына, отца, коллеги. Эго впитывало условности и предрассудки, вытесняло страхи и очевидное. Отождествляло себя с тем, обтянутым кожей созданием в зеркале. Не замечая того, который в глазах, я занимался самыми обычными, людскими делами. Что Я представляло в эти моменты? Эго?, Супер эго? Что? Это и в правду Я? А может лишь только часть меня? Или это иллюзия и я это себе придумал? Одни вопросы. В этой реальности только смерть наверняка. Никаких компромиссов. Никуда не скрыться от неизбежности. Вся жизнь это красивый момент смерти! Но как же страшно встретить её лицом к лицу! Отдать земле предмет наслаждений. Чувства, ощущения, мечты, синица в руках и горе от ума, все в землю. Вдохнуть её выдох — запах вечности, потерять свою личную, человеческую индивидуальность. Невозможно в это поверить. Человек не выдерживает осознания бренности, и мы живем так, будто бессмертны. Смотрим в эту бездну, но не можем поверить в единственно верное. Эго, отстраняет мысли о смерти, утопая в суете. Но тот «Я», который смотрел на меня из глубины моих глаз, в зеркале, знал что-то такое, фундаментальное. Когда я в очередной раз замечал «его», то становился им. И тогда я верил, на каком-то странном уровне и в жизнь и в себя. Тогда я мог увидеть весь мир в новых красках. Мощнейшая эйфория настигала меня в эти моменты, и я упивался жизнью. Благодарность плескалась во мне. За то, что я живу и за то, что в любой момент умру. Радуга все возможных чувств переполняла и восторгала меня. Хотелось продолжать жить, радоваться и страдать. Не знать своего происхождения, но жить благородно. Иногда заглядывать людям в их бездну, улыбаясь друг другу, так, будто мы знаем о том, о чем больше никто не знает.

Андрей Блинов 13 января 2015 год 59031 0